fbpx

Заметки по посланию к Римлянам

Несомненно, послание к Римлянам представляет собой бесценное наследие для всех поколений последователей Иисуса Христа и Евангелие (εὐαγγέλιον «благая весть») стоит на центральном месте этого величайшего труда апостола Павла. Томас Шрайнер замечает, что это послание обрамляется приветствием в вводной части (1:1-7) и заключительной доксологией (16: 25-27). [1] Эти два отрывка удерживают это послание в одном русле, поскольку они обращают внимание на одну и ту же тему и сосредоточены в обоих случаях на Евангелии. От начала до конца Павел желает, что бы верующие в Риме были полностью уверены в том, что Евангелие, которое он проповедует, является ортодоксальным и заслуживающим поддержки.

Именно, на служение проповеди Евангелия, он был отделен самим Богом (1:1). Причастие «ἀφωρισμένος», которое переводится как «избранный» употреблено в пассивной форме и передает идею того, что это действие было произведено над ним, без его личного вмешательства или участия. Это указывает на то, как он сам понимает свою миссию. Это «Божественный пассив», чудное вмешательство самого Бога, которое полностью изменило его судьбу.[2] Господь отделил его для конкретной цели: «провозглашать Евангелие Бога». В послании Галатам, Павел еще больше конкретизирует эту цель «чтобы я благовествовал Его язычникам» (Гал. 1:16). Он полностью согласен с решением Бога и ищет любой возможности для того, чтобы в послушании исполнить Божью волю.

Павел твердо верил, что его авторитет как апостола был равен авторитету древних пророков, но он был даже выше, потому что он провозглашал исполнение того, что было предсказано в Ветхом Завете (Рим. 1:2, 16:26). Интересно заметить, что Павел провозглашает Евангелие, как обещание Священного Писания: «которое Бог прежде обещал через пророков своих, в святых Писаниях…» (1:2). Хотелось бы отметить несколько важных наблюдений относительно этого стиха.

Во-первых, фраза «Бог прежде обещал» говорит о том, что Евангелие, которое благовествует Павел, не является его личным изобретением. Это то, что уже было сказано Богом давно. Буквальный перевод «Бог Сам обещал от самого начала».[3] Павел делает особое ударение на том, что это исключительно действие Бога, и Бог был первым, кто провозгласил Евангелие своими устами. Именно этот Бог является прямым источником Евангелия и авторитета Павла.

Во-вторых, Бог сделал это «через Свих пророков» τῶν προφητῶν αὐτοῦ. Артикль указывает на пророков, как на общую группу, которая принадлежала Богу. Эти пророки являются авторами Ветхого Завета, потому что они, как группа выступают средством, при помощи которого было записано это обещание в γραφαῖς ἁγίαις «Священных Писаниях».[4] Поэтому, когда говорили пророки – говорил Бог. Павел продолжает эту эстафету благовествования, которую принял по воле Бога от пророков, но уже в качестве свидетеля исполнения этого обетования. И это придает ему еще больше сил и уверенности в том, что он делает.

В-третьих, из текста становится ясно, что при внимательном чтении Ветхого Завета, мы можем услышать Евангелие. К сожалению, многие считают, что Ветхий Завет говорит только о законе и о наказании за преступления против этого закона. И лишь только Новый Завет принес в этот мрачный мир благодать через проповедь Евангелия. Если мы читаем Ветхий Завет и не видим там Евангелия – мы неправильно читаем Ветхий Завет.

Как свидетели исполнения Божьих обетований мы должны всегда помнить, что, проповедуя Евангелие, мы произносим слова Самого Бога, сердце которого преисполнено любви к погибающим грешникам. Евангелие – это не изобретение человека, а Божий способ открыть превосходные качества Своего характера: долготерпения, милости, сострадания, справедливости и благодати к восставшим против Него бунтарей. Давайте помнить об этом даже тогда, когда проповедуем из Ветхого Завета.

Продолжение следует…

[1] Tomas R Schreiner, Romans, BECNT (Grand Rapids: Baker Books, 2000), 30.

[2] Краэнфилд утверждает, что слово εὐαγγέλιον говорит как о «содержании самой благой вести, так и о действиях, предпринятых для ее провозглашения» (см. C. E. B. Cranfield, A Critical and Exegetical Commentary on the Epistle to the Romans, 2 vols. [Edinburgh: T & T Clark, 1980], 54).

[3] Эта фраза эмфатическая и передает значение «Сам Бог пообещал». (см. John D. Harvey, Romans, EGGNT [B&H Academic, 2017], 45).

[4] Harvey, Romans, 45.

Поделиться в facebook
Поделиться в twitter
Поделиться в google
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в telegram
Поделиться в whatsapp
Поделиться в email
Поделиться в print