fbpx

Притчи Иисуса Христа

В прошлом постинге мы обозначили исходные предпосылки и нашу методологию в толковании притчей Иисуса Христа. Начиная с этого постинга мы начнем применять их на практике. Одной из самых первых притч Иисуса, рассказанной в Евангелии от Луки, является притча о молодом вине и старых мехах (Лк. 5:37-38; ср. Мф. 9:16-17; Мк. 2:21-22). Эта притча была сказана в контексте одной из ранних конфронтаций Христа с фарисеями в начале его служения. Чуть ранее Лука сообщает нам о том, как Христос призывает мытаря по имени Левий (Мафтей) следовать за Ним. Левий откликается на призыв Господа и в ответ устраивает в своем доме большой пир, на который приглашает не только Христа и учеников, но также и много других мытарей. Фарисеи и книжники, наблюдавшие за происходящим, начали роптать и сказали ученикам: «зачем вы едите и пьете с мытарями и грешниками?» (Лк. 5:30). Когда Христос ответил: «Я пришел призвать не праведников, а грешников к покаянию» (5:32), фарисеи задали следующий вопрос: «почему ученики Иоанновы постятся часто и молитвы творят, также и фарисейские, а Твои едят и пьют?» (Лк. 5:33). В ответ на этот вопрос Христос сказал им притчу о новой заплате к ветхой одежде и молодом вине и старых мехах.

мешок из шкуры животного для хранения и перевозки вина

в парке древнего Кацрина на Голанских высотах

Из контекста притчи мы видим, что эти слова обращены к оппонентам Иисуса и направлены на то, чтобы исправить неправильное представление о Его служении. Во-первых, пост представляет собой неподходящую форму духовности в неподходящее время.[1] Пост уместен в отсутствие Мессии,[2] однако требование поститься показывает упрямый отказ признать то, что Бог послал Мессию Своему народу. Во-вторых, притча показывает несопоставимость нового и старого. Они не могут сосуществовать. Одно пришло на смену второму и глупо было бы пытаться сохранить старое в ущерб новому. В-третьих, хотя, на первый взгляд, не совсем ясно на что именно указывает «старое» и «новое», исходя из предыдущей конфронтации, с уверенностью можно сказать, что речь идет об учении фарисеев в сравнении с учением и служением Христа. Было бы неверным предположить, что под старым подразумевается учение и обетования, содержащиеся в Танахе. Новозаветные авторы ясно показывают преемственность между Ветхим и Новым Заветами, а также то, что в Новом мы находим исполнение Старого.[3] Таким образом, под старым подразумевается мышление, исключающее что-либо извне и сосредоточенное лишь на сбережении собственного. В недавней истории нечто подобное наблюдалось в отношении англиканской церкви к проповеди под открытым небом Джона Уэсли и Джорджа Уитфилда британским шахтерам, нарушавшей правила для проповеди и юрисдикцию приходских границ. Однако Христос даёт Своим противникам недвусмысленно понять, что Он не желает идти навстречу их религиозным предпочтением и вкусам. Такой компромисс приведет лишь к утрате нового и уничтожению старого.[4]

В-четвертых, эта притча показывает почему фарисеи книжники не принимали проповедь Христа о приблизившимся Царстве Божьем. По словам Иисуса, «никто, пив старое, не захочет тотчас молодого, ибо говорит: старое лучше» (5:39). Эта фраза, упоминаемая лишь Лукой, предупреждает слушателей о том, что комфортные, привычные, традиционные формы духовности оказывают притупляющее восприятие воздействие, лишающее их адептов духовной проницательности и делающее их неспособными признать превосходство нового над старым, даже в тех случаях когда это очевидно.[5] Современный читатель должен прислушаться к этому предупреждению и проверить себя. За что мы боремся и что защищаем. Как мы поступаем в тех случаях, когда новое понимание Божьего Слова вступает в конфликт с нашими представлениями о вере и христианской жизни? Будем ли мы отстаивает старое, лишь потому что мы к нему привыкли и нам так удобно, даже если это противоречит учению Св. Писания?

[1] См. James L. Resseguie, Spiritual Landscape: Images of the Spiritual Life in the Gospel of Luke (Peabody, MA: Hendrickson, 2004), 83.

[2] Интересно заметить, что Стайн, скорее всего, прав, полагая, что «Но придут дни, когда отнимется у них жених, и тогда будут поститься в те дни» относиться к периоду от ареста до воскресения (см. Лк. 24:17-20; 24:41, 52; ср. 16:20; 20:11-13), потому что последнее было поводом для радости, а не печали (Robert Stein, Luke, NAC [Nashville: Broadman, 1992], 185).

[3] Joel B. Green, The Gospel of Luke, NICNT (Grand Rapids, MI: Wm. B. Eerdmans Publishing Co., 1997), 250.

[4] Luke Timothy Johnson, The Gospel of Luke, Sacra Pagina (Collegeville, MN: The Liturgical Press, 1991), 99.

[5] R. T. France, Luke, Teach the Text Commentary (Grand Rapids, MI: Baker Books, 2013), 95.

Поделиться в facebook
Поделиться в twitter
Поделиться в google
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в telegram
Поделиться в whatsapp
Поделиться в email
Поделиться в print