fbpx

Притчи Иисуса Христа – 03

Притча о неверном управителе (Лк. 16:1-8)

В первом постинге мы обозначили исходные предпосылки и нашу методологию в толковании притчей Иисуса Христа. А в предыдущем мы начали применять их на практике. Сегодня мы рассмотрим притчу о неверном управителе из Лк. 16:1-8. Вне всяких сомнений – это одна из самых затруднительных притч, рассказанных Иисусом Христом. Причём вопросы вызывает как сама притча, так и вывод сделанный из неё Господом.

Главным героем притчи является трагикомический персонаж: неверный распорядитель, расточавший имение своего господина, который узнав о его некомпетентности (или, возможно, непорядочности) потребовал от него дать отчёт о состоянии дел и покинуть свою должность. Во времена Нового Завета весьма распространенной была ситуация, в которой богатый землевладелец, не проживающий в своём имении, назначал управителя (греч. ойкономос, ср. «экономика»), который вел дела в интересах своего господина.[1] Такой человек обладал далеко идущими полномочиями и пользовался большим доверием хозяина. Поэтому, неудивительно, что, когда до господина дошли тревожные слухи, он решил расстаться со своим неверным управителем.

Интересно, что обвинения в адрес слуги сводились к тому, что он расточает (διασκορπίζω) имение. То же самое слово было применено по отношению к блудному сыну в Лк. 15:13. Какова была причина его расточительства – некомпетентность, мошенничество, потворство своим прихотям – не уточняется. Однако тот факт, что он не пытается оправдаться перед своим хозяином, служит указанием на то, что эти слухи не были безосновательными. Он понимает, что его поймали «на горячем». Когда его просят вернуть бухгалтерские книги хозяину, который предположительно, передаст их следующему управителю, мы читаем о его рассуждениях с самим собой (Иисус проливает свет на внутренний мир персонажей и в случае с богатым глупцом Лк. 12:17-19; блудным сыном 15:17-19; и неправедным судьёй 18:4-5). Вместо того чтобы задуматься: «а может быть мне стоило бы раскается в своём плутовстве?», он продолжает жульничать за спиной у своего господина и, не желая ни работать собственными руками, ни попрошайничать, этот шельмец решает пойти на последнюю авантюру, чтобы обеспечить себе выгодное трудоустройство в будущем.[2]

Вызвав должников своего господина поочередно, он предлагает урезать их долги, вовлекая их тем самым в свою аферу.[3] Понемногу урезая их долги, чтобы не вызвать лишних подозрений, он убивает сразу двух зайцев одним выстрелом: во-первых, он превращает их в своих подельников и, тем самым, гарантирует то, что его действия останутся втайне; во-вторых, в обществе, построенном на принципе quid pro quo, снимая с них определенные обязанности перед своим хозяином, он превращает их в своих должников, в надежде воспользоваться их услугами, когда потеряет свой доход и положение в обществе.

Кульминация этой истории весьма непредсказуема. Вместо ожидаемого результата, разоблачения и жестокой расправы, жулик получает похвалу.[4] Однако необходимо обратить внимание на связь этой причти с окружающим её контекстом. Во-первых, 16 глава посвящена правильному использованию материальных ценностей, которые в действительности не принадлежат человеку и, от которых необходимо избавляться таким образом, чтобы получать истинное богатство от Бога. Во-вторых, блудный сын в предыдущей причте действовал решительным и проницательным образом, чтобы выкарабкаться из ямы, в которую он упал по своей вине. Неверный управитель из этой причти, столкнувшись с кризисной ситуацией в своей жизни, также вынужден принимать решительные, хоть и нечестные меры, чтобы спасти своё будущее.[5]

Кроме того важно заметить, что греч. ὁ Κύριος, переведенное в Синодальном переводе как «господин», лучше понимать, как указание на Иисуса, ввиду следующей фразы (которую трудно приписать персонажу из притчи): «ибо сыны века сего догадливее сынов света в своем роде».[6] Таким образом, история проходимца не имеет развязки. Мы не узнаём о том, была ли его авантюра успешной. Для Иисуса важно не то, что произошло с неверным управителем, но то, чему должны подражать в этой истории Его ученики, а именно решительным и догадливым (φρονίμως) действиям управителя. Благоразумие, о котором идёт речь, уже упоминалось как необходимое качество в эсхатологическом контексте (см. Лк. 12:42). Очевидно, что Христос не ожидает от Своих учеников подражания финансовым махинациям управителя. Благоразумным поведением в глазах Господа является проницательное использование своих финансов ввиду неотлагательности смерти и встречи с Богом, проявляющееся не в эгоцентричном накоплении богатства (которое отождествляется с глупостью в Лк. 12:20), но в расставании с неправедным (ἀδικία, то есть «ложным» или «ненадежным»)[7] богатством с целью получать выгоду в вечности (Лк. 16:9).[8]

__________________

[1] Mark Strauss, “Luke,” in Zondervan Illustrated Bible Backgrounds Commentary, vol. 1, ed. Clinton E. Arnold (Grand Rapids, MI: Zondervan, 2002), 449. Колумелла, древнеримский автор, осветивших в своих произведениях тему сельского хозяйства, даёт следующие советы по выбору распорядителя: он должен обладать компетентностью, честностью, и расположением к своему хозяину, и не должен быть лентяем и кутёжником  («О сельском хозяйстве», XI.1.13-14).

[2] David E. Garland, Luke, Zondervan Exegetical Commentary on the New Testament (Grand Rapids, MI: Zondervan, 2012), 644.

[3] Должники, несомненно, были обеспеченными людьми. Скорее всего – это фермеры-арендаторы, задолжавшие часть урожая, которая обычно представляло собой сумму в размере 20-кратного урожая, семейного участка земли (см. John S. Kloppenborg, “The Dishonoured Master [Luke 16,1–8a],” Biblica 70 [1989]: 482).

[4] Такая странная развязка заставила некоторых толкователей пересмотреть своё отношение к этому распорядителю, выставив его в хорошем свете и превратив в положительный персонаж. Согласно одной из предлагаемых версий, скостив долги, управитель вычел комиссионные, причитавшиеся лично, и таким образом, компенсировал потери своего хозяина и расположил к себе его должников. См. Paul Gachter, “The Parable of the Dishonest Steward after Oriental Conceptions,” CBQ 12 (1950): 121-131; Joseph A. Fitzmyer, “The Story of the Dishonest Manager (Lk 16:1-13),” TS 25 (1964): 23-42. Bailey, Poet and Peasant, 86-110 утверждает, что поступок слуги не был этичным, но зато он повысил репутацию хозяина, представив его великодушно прощающим долги.

[5] Garland, Luke, 639.

[6] См. Ryan S. Schellenberg, “Which Master? Whose Steward? Metalepsis and Lordship in the Parable of the Prudent Steward (Lk. 16.1–13),” JSNT 30 (2008): 263–88, где автор описывает фигуру речи, которая может одновременно указывать на господина, так и на Иисуса.

[7] Craig S. Evans, St. Luke, Trinity Press International New Testament Commentaries (London: SCM, 1990), 598.

[8] Фраза в 16:9 «приобретайте себе друзей богатством неправедным, чтобы они, когда обнищаете, приняли вас в вечные обители» также весьма непроста для понимания. На мой взгляд, её лучше перевести как «делайте себе друзей посредством ненадежной маммоны, чтобы, когда она перестанет быть полезной [то есть, в момент вашей смерти], они приняли вас в вечные обители».

Поделиться в facebook
Поделиться в twitter
Поделиться в google
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в telegram
Поделиться в whatsapp
Поделиться в email
Поделиться в print