fbpx

Притча о неразумных и мудрых девах. Мф. 25:1-13

В продолжение серии постингов о притчах Иисуса Христа давайте обратимся к притче о неразумных и мудрых девах записанной в Евангелии от Матфея 25:1-13. Этот отрывок находится в контексте, так называемой, проповеди Иисуса Христа на Елеонской горе, в которой наш Господь говорит об эсхатологических событиях, предшествующих Его.[1] Тот факт, что эта притча начинается со слова «тогда» или «в то время» (τότε), которое относится к фразе «О дне же том и часе никто не знает, ни Ангелы небесные, а только Отец Мой один» (24:36), что указывает на то, что её урок относится непосредственно ко Второму пришествию.

Девы (παρθένοι) – это подружки невесты. Как отмечают толкователи, «Следуя типичным иудейским брачным обычаям, жених покинул родительский дом с группой друзей, чтобы отправиться в дом своей невесты, где совершались соответствующие брачные церемонии. После этого вся свадебная свита образовывала процессию к свадебному пиру в доме жениха. Свадебный пир обычно проводился в доме жениха (22:1-10; Иоанна 2:9) и часто вечером (Мф 22:13; 25:6), хотя иногда банкет проводился в доме невесты после брачного обряда».[2]

«Ученые расходятся во мнениях относительно того, что именно несли в руках девы — факелы или светильники, и в чем заключалась проблема с маслом: в том, что припасенного масла было мало, или в том, что неразумные девы вообще не взяли с собой масла. Поскольку они сказали: “Светильники наши гаснут”, скорее всего, проблема заключалась в том, что они не взяли с собой дополнительного масла про запас».[3]

«Как и следовало ожидать, в истории церкви притча считалась аллегорией Судного дня, и большинству ее элементов приписывалось аллегорическое значение. Несмотря на разнообразие трактовок, жених чаще всего отождествляется с Христом, девы — с теми, кто принял христианскую веру, масло — с добрыми делами любви, а сон — со смертью; правда, по поводу числа десять и продающих существуют разные мнения. Подобные объяснения и сейчас остаются в ходу среди пасторов и ученых».[4]

Тем не менее, жених — это Иисус, задержка – это промежуток времени между вознесением и Его пришествием, мудрые и неразумные девы – истинные и ложные ученики, а исключение неразумных девиц из брачного пиршества – это суд над неверующими на земле в день Господний, в то время как верующие участвуют в небесном «брачном ужине Агнца» (Откр. 19:7-10) после восхищения, а затем в тысячелетнем царстве на земле. Тот факт, что се они заснули (ст. 5), что не означает, что даже мудрые девы духовно оступились или упали или что все они умерли. Их сон просто указывает на продолжительность задержки. Ст. 7 также не изображает воскресения мертвых верующих, как и ст. 8 и далее, не указывают на то, что у людей будет второй шанс войти в Царство после их воскресения. Разные толкователи предложили широкий спектр значений для масла (ст. 8): добрые дела, спасительная вера или благодать и Святой Дух — вот три наиболее частых объяснения. Бломберг верно отмечает, что «все эти объяснения оказываются несостоятельными, поскольку разумные девы советуют прочим пойти и купить масло (ст. 9), то есть речь идет о простом бытовом товаре. Невозможно «купить» добрые дела, веру и благодать или Святого Духа. Возможно, эпизод с маслом продолжает основную тему готовности, и его надо истолковывать в самом широком смысле: каждый должен сделать что-то конкретное, чтобы приготовиться к встрече»,[5] а именно покаяться и уверовать в Иисуса Христа.

Фраза о тех, кто был готов (ст. 10) раскрывает основной смысл притчи, а именно, что готовность здесь – это готовность перед Его возвращением. Нельзя откладывать «готовность» до последней минуты. Если кто-то пытается подготовиться во время Его пришествия, то это будет уже слишком поздно Пришествие Господа во время восхищения и начало дня Господня будет совершенно неожиданным, и если человек не будет готов к этому времени, он столкнется с трудностями периода скорби. Исключенные из Царства – это те, кто не успел подготовиться к Его пришествию задолго до него.[6]

Таким образом, если предположить верность эсхатологической схемы диспенсационалистского премилленаризма, эти события будут происходить после восхищения церкви и коснуться людей, которых застанет врасплох семилетняя скорбь. Несмотря на то, что эта притча учит всех слушателей бодрствовать и быть готовыми, описанный в этой притче суд ожидает тех, кто останется на земле после восхищения церкви.

Отвечая на вопрос чему учит эта притча, Снодграсс пишет: «Притча призывает бодрствовать и быть готовыми, помня о будущем пришествии Царства. В предыдущей притче нас предостерегали, что Царство может прийти скорее, чем мы ожидали, а здесь — что оно может замедлить. Точный срок неизвестен, но важность грядущего Царства и уверенность в том, что оно непременно придет, принимаются как нечто само собой разумеющееся. Притча не уточняет, как именно выглядит готовность; об этом речь пойдет в следующих двух притчах, но из всего сказанного в Евангелии о христианском ученичестве и Матфею, и его читателям это уже должно быть понятно».[7] Касаясь практического применения он добавляет, «Нам ни в коем случае нельзя упускать из виду эсхатологическое измерение Притчи. Пожалуй, на основании этой притчи действительно можно говорить о смерти, упущенных возможностях или ответственности, однако такое ее применение неизменно оказывается слабым и плоским. Христианская вера покоится на убеждении о том, что однажды Бог все расставит по своим местам: Божье Царство, наконец-то, придет… Жить по-настоящему мудро — значит быть готовым к воцарению Бога. Готовность — это внутренний настрой, твердо принятое решение и образ жизни. Быть готовым — значит жить в соответствии с характером Божьего Царства, что время от времени будет требовать верности».[8]

 

[1] Снодграсс прав, когда говорит, что «Решающим фактором при толковании здесь, как ни в какой другой притче, будет отношение комментатора к эсхатологическому учению Иисуса» (Притчи Иисуса, 771).

[2] Mark Strauss, “Luke,” in ZIBBBC, 6:154; ср. J. S. Wright and J. A. Thompson, “Marriage,” IBD, 2:955-56; Victor P. Hamilton, “Marriage (OT and ANE),” ABD, 4:559–69; Jeremias, Parables of Jesus, 173-74.

[3] Снодграсс, Притчи Иисуса, 777.

[4] Там же. Бломберг приводит ещё несколько примеров аллегоризации деталей: «Некоторые полагают даже, что пять глупых и пять умных дев означают пять чувств, обращенных во благо или во зло; сон означает смерть, а торговцы маслом для светильника — это бедняки, сообщающие благодать тем, кто подает им милостыню» (Интерпретация притчей, 207-08).

[5] Бломберг, Интерпретация притчей, 209-10.

[6] Это объяснение адаптировано из Michael G. Vanlaningham, “Matthew,” in The Moody Bible Commentary, ed. Michael A. Rydelnik and Michael Vanlaningham (Chicago, IL: Moody Publishers, 2014), 1504.

[7] Снодграсс, Притчи Иисуса, 790-91.

[8] Там же, 791.

Читайте наш блог: