fbpx

Концепция апокалиптического жанра и пророчество. Часть первая

Вступление

Определение литературного жанра уже давно стало привычным и важным шагом в экзегетике того или иного отрывка Библии. Большинство книг по герменевтике содержат принципы толкования различных литературных жанров. Практически все богословы признают наличие как минимум четырёх основных жанров в Библии: повествование, поэзия, пророчество, послание. Однако не все исследователи Библии согласны с такой классификацией. Многие учёные добавляют к этому списку ещё как минимум один жанр – апокалиптический.

Все признают, что такие книги как Даниила, Захарии и Откровение достаточно сложны в толковании. Всем также известно, насколько разнообразными могут быть выводы, к которым приходят те или иные авторы, изучая отдельные отрывки из этих книг. Почему же так много неоднозначности в богословском мире, когда дело касается этих книг? Корень этой проблемы берёт своё начало на герменевтическом уровне, а именно, в определении литературного жанра этих книг и подхода к его толкованию.

Вокруг «апокалиптического жанра» достаточно давно ведётся дискуссия. Можно ли провести чёткую разделяющую линию между «апокалиптическим» и пророческим жанром? Требует ли «апокалиптический жанр» специальных принципов толкования и насколько они отличны от принципов толкования пророческого жанра? Какие трудности возникают при интерпретации «апокалиптического жанра»? Цель данной серии постов определить концепцию «апокалиптического жанра», проанализировать подходы в его толковании, а также сделать сравнительный анализ этих двух жанров.

 

Концепция апокалиптического жанра

Прилагательное «апокалиптический» используется по-разному. Во-первых, для определённого жанра литературы. Во-вторых, для определённого типа эсхатологии. В-третьих, для определённого исторического движения.[1] В данном посте термин «апокалиптический» будет рассматриваться как жанр литературы.

Слово «апокалипсис» встречается в Откровение 1:1 и обозначает откровение о конце времён. Однако современные учёные придали этому слову особенное значение, применяя его к целому ряду схожих по литературным характеристикам еврейским эсхатологическим книгам.[2] К материалам, которые относят к апокалиптическому жанру причисляют целые главы из Нового Завета (Мк. 13 глава; Мф. 24 глава; Лк. 21 глава; 2 Фес. 2 глава; всю книгу Откровение), а также их аналоги из Ветхого Завета (Дан. 7-12 главы; Ис. 24-27 главы; Зах 9-14 главы; Иоиль 2-3 главы).[3]

Существует не одно определение термину «апокалиптический» жанр. Ниже будут приведены некоторые из них.

Апокалипсис – это литературный жанр, в ходе повествования которого человеку возвещается откровение существом из другого мира, открывается трансцендентная реальность, как временная, поскольку в ней предсказано эсхатологическое спасение, так и пространственная, поскольку она охватывает иной, потусторонний мир.[4]

Есть и другое определение, которое является плодом усилий нескольких человек:

Апокалиптика предполагает открытие и передачу небесных тайн через потустороннее существо провидцу, преподносящему видения в повествовательной форме; видения переносят читателя в трансцендентную реальность, которая по значимости превосходит текущую ситуацию и побуждает читателя продолжать борьбу в испытаниях. Видения перевёртывают обычный опыт, делая небесные тайны реальным миром и изображая нынешний кризис временной, иллюзорной ситуацией. Это достигается благодаря тому, что Бог преобразует этот мир для верных.[5]

Важно отметить, что древнее слово «апокалипсис» не было устойчивым термином для обозначения конкретного литературного жанра. Поэтому любой список книг написанных в так называемом «апокалиптическом жанре» отражает современные представления на этот счёт,[6] так как данный жанр начинает свою историю, лишь с конца двадцатого века.[7]

Клаус Kох выделил шесть основных признаков апокалипсиса: большие циклы рассуждений, предсказания духовной смуты, увещевания, использование псевдонима, насыщенные символикой мифические образы, составной характер произведения (налицо разрывы, противоречивость, и другие свидетельства длительного литературного развития).[8] Сандерс говорит, что распознать апокалиптику можно по совокупности характерных черт, а не по отдельным чертам, свойственным одному этому жанру. Не совсем ясно, что он хочет этим сказать, но ясно, что понятия «чистый» жанр не существует.[9] Гордон Фи и Дуглас Стюарт отмечают, что книга Откровение представляет собой сочетание разных литературных жанров: пророчество, послание, апокалипсис. Они добавляют также, что основной жанр книги Откровение апокалипсис принадлежит к такой форме литературы, которой в наше время не существует.[10] Это заявление вполне можно отнести и к другим книгам Библии, в которых используется апокалиптический жанр. Роберт Брадшау пишет о том, что книга Даниила содержит лишь некоторые из функций, которые встречаются в более поздних апокалипсисах, и поэтому не может приравниваться к ним.[11] Аун говорит о том, что абстрактное определение жанра применимое ко всем литературным текстам той или иной книги на самом деле не очень полезно.[12] Книга Откровение написана в различных формах, наиболее распространенными из которых являются послание. Она может рассматриваться и как пророческая книга, и как апокалипсис.[13] Можно сделать вывод, что невозможно найти книгу в Библии, которая целиком была бы написана в апокалиптическом жанре.

Принято считать, что апокалиптический жанр развивался в период позднего иудаизма и раннего христианства. К поздним иудейским апокалипсисам относят книги Захарии, Аггея, а также книгу Даниила.[14] Некоторые апокалиптические мотивы встречаются в книгах Исайи (24-27), Иезекииля (30, 38, 40-48), Иоиля (2:30). Апокалипсисом, включённый в Новый Завет считают книгу Откровение.[15] Некоторые учёные говорят о том, что возникновение апокалиптических писаний было обусловлено определёнными социальными факторами, включающими в себя три аспекта: праведный остаток, проблема зла, прекращение пророчеств.[16] Вследствие такой социальной обстановки апокалиптические писания должны были принести утешение Божьему народу.

Классическую эпоху развития апокалиптики считают 4-2 век до Р.Х. когда берут своё начало неканоничные еврейские апокалипсисы. В связи с этим важно отметить, что те книги Библии, которые содержат в себе так называемые «апокалиптические разделы», написаны раньше этого времени (Исаия, Иезекииль, Даниил, Захария). Поэтому современные учёные вынуждены признать, что отрывки из Захарии, Иезекииля и Исаии сложно отнести к разряду апокалиптики из-за их древности.[17] Насколько уместно тогда вообще говорить об отдельном жанре, указывая особенные социальные факторы и даты? Не лучше ли признать, что Бог избирал время и способ донесения пророческой истины, который лучше всего отвечал историческому моменту? Это справедливо и для «апокалиптических отрывков» Нового Завета. Следует отметить, что Рей Стедмен называет книгу Откровение, единственной пророческой книгой Нового Завета.[18] Роберт Томас очень точно подмечает, что книга Откровение сама претендует на то, чтобы называть себя пророчеством (Откр. 1:1-3; 22:18-19). Поэтому лучше всего характеризовать литературный стиль этой книги как пророчество.[19] Такого же мнения придерживается ряд других исследователей.[20] А Джордж Ледд предложил ввести понятие «пророческо-апокалиптической литературы».[21] Таким образом, можно увидеть, как некоторые исследователи, которые выделяют «апокалиптический жанр», как что-то особенное признают, что на самом деле в Библии нет книг, которые на сто процентов соответствовали бы всем категориям апокалиптического жанра.

Продолжение следует

 

[1] D. S. Allison Jr., «Апокалиптический», ред. Джоэль Грин, Скот Макнайт, Говард Маршал, пер. Андрей Бакулов, Словарь Иисус и Евангелия (Москва: «Библейско-богословский институт св. Апостола Андрея», 2003), 20.

[2] G. E. Ladd, «Апокалипсисы», Теологический Энциклопедический Словарь, перев. с англ. А. Гаврилов (Москва: «Духовное возрождение», 2003), 68.

[3] Ральф П. Мартин, «Разные подходы в новозаветнем экзегезисе», Толкование Нового Завета, ред. Ховард Маршал (Санкт-Петербург: «Библия для всех», 2004), 282.

[4] J. J. Collins, The Apocalypse: The Morphology of a Genre (Missoula: Society of Biblical Literature, 1970), 9.

[5] Роуланд, Коллинс, Аун (Грант Р. Осборн, Герменевтическая спираль, перев. с англ. Наталия Серикова (Одесса: «Евро-Азиатская Аккредитационная Ассоциация», 2009), 362.

[6] D. S. Allison Jr., «Апокалиптический», 20.

[7] Craig L. Blomberg, «New Testament Genre Criticism», (2/1990): 40.

 [8] K. Koch, «The Rediscovery of Apocalyptic», цитируется по D. S. Allison Jr. «Апокалиптический», 20.

[9] Грант Р. Осборн, Герменевтическая спираль, 363.

[10] Гордон Фи и Дуглас Стюарт, Как читать Библию и видеть всю её ценность (Санкт-Петербург: «Шандал», 2009), 371.

[11] Gordon J. Wenham, «Daniel: the Basic Issues», (Jan. 1977): 49-52.

[12] David E. Aune, Revelation 1-5, Word Biblical Commentary  (Waco, Tex.: Word Books, 1997), 77.

[13] Там же, 77.

[14] Сторонники поздней датировки книги Даниила (2 век до Р. Х.).

[15] О. Басий, «Апокалипсис», Католическая Энциклопедия в трёх томах (Москва: «Издательство Францисканцев», 2002), 1:311.

[16] G. E. Ladd, «Апокалипсисы», ТЭС, 68.

[17] D. S. AllisonJr. «Апокалиптический», 21.

[18]Рей Стедмен, Путешествие по Библии, перевод с англ. Ю. Смирнов (Минск:«Принткорп», 2003), 693.

[19]Robert L. Thomas, «Literary Genre and Hermeneutics of the Apocalypse», MSJ (Spring 91): 86.

[20]G. R. Beasley-Murray, The Book of Revelation, NCBC (Grand Rapids: Eerdmans, 1978) 19-29; Elisabeth Schüssler Fiorenza, The Book of Revelation, Justice and Judgment (Philadelphia: Fortress, 1985), 133-156.

[21] Ladd E. George, «Why not Prophetic-Apocalyptic?» Journal of Biblical Literature, (1957): 192-200.

Читайте наш блог: