fbpx

«Функция и цели закона. Потому что делами закона не оправдается пред Ним никакая плоть; ибо законом познаётся грех» (Рим. 3:19-20) – Часть 2

«Функция и цели закона. Потому что делами закона не оправдается пред Ним никакая плоть; ибо законом познаётся грех» (Рим. 3:19-20) – Часть 2

Рассматривая девятнадцатый стих в предыдущей заметке, мы увидели, что первая функция Закона заключается в том, чтобы «говорить» грешному человеку о его греховности для того, чтобы в день суда, сделать всех людей виновными перед Богом. В двадцатом стихе Павел указывает на следующую цель и функцию закона.

Римлянам 3:20 начинается греческим союзом διότι «потому что» и, таким образом, указывает на основную причину действий Бога в предыдущем стихе.[1] Далее, Павел использует фразу ἔργων νόμου «дела закона», утверждая, что закон и все, что происходит от него, не может привести к оправданию. Другими словами, Павел еще раз уточняет, что функции и цели закона никогда не были связаны с оправданием человека перед Богом. Закон был установлен и функционировал, не имея ничего общего с оправданием, что, конечно, было шоком для всех, кто соблюдал закон.

Фраза «дела закона» вызывает особый интерес среди толкователей и ее значение остается предметом обсуждений.[2] Это выражение встречается еще один раз в этом послании, в 3:28, и шесть раз в Послании к Галатам (2:16 [3 раза]; 3: 2, 5, 10) и в каждом случае оно противопоставлено с оправданием, либо с принятием Духа.

Несмотря на различные взгляды на понимание этой фразы, Павел, в контексте оправдания, исключает любые дела, происходящие от закона, акцентируя внимание читателей на невозможности оправдаться законом. Будущее время пассивного глагола δικαιωθήσεται «объявить праведным» ставит точку в этой дискуссии и превозносит Бога, перед глазами Которого πᾶσα σάρξ «всякая плоть», уповающая на дела закона, остается без оправдания. Почему? Потому, что закон и все происходящее от него никогда не рассматривались Богом как инструменты оправдания. Как утверждает Крэнфилд: «смысл, который Павел передает здесь, безусловно, заключается не в том, что никакая плоть не будет оправдана в глазах Бога на основании дел, которые сами по себе считаются средством оправдания (то есть дел, совершенных в духе законничества), но в том, что никакая плоть не будет оправдана в Божьих глазах на основании дел, то есть ни один человек не заслужит оправдания своим послушанием Божьим требованиям».[3]

Этот отрывок заканчивается утверждением о том, что закон был дан Богом для того, чтобы служить совершенно иной цели: «ибо законом познаётся грех». Причина (на которую указывает γάρ) неспособности закона оправдывать кого-либо относится к тому, что он предназначен для чего-то иного. Это средство (διά + род. падеж), при помощи которого человечество познает грех.

Интересно заметить, что как и в случае с первой функцией закона «чтобы заградить всякие уста и сделать весь мир виновным перед Богом», так и в со второй «потому что делами закона не оправдается пред Ним никакая плоть; ибо законом познаётся грех», закон используется в контексте греховности человека и он никак не способен изменить это состояние. Это именно то, что Павел продолжает объяснять в 7:7-10.

К сожалению, многие христиане этого не замечают. Их понимание функций и целей закона ограничивает их взгляд на благодать, проявленную в оправдании грешника, а также на благодать, проявляемую в процессе освящения, что впоследствии приводит к практике законничества и постоянного обращения к исполнению Божьего закона как к основанию и мерилу отношений с Богом. Джон Мак-Артур абсолютно прав, когда пишет:

Верующий не нуждается в законе как в средстве спасения, ибо чрез Христа он уже получил спасение и усыновлен в небесную Божью семью (Гал. 3:26). Не нуждается он и в системе управления законом для водительства в новой жизни, ибо его постоянно направляет пребывающий в нем Дух Христов. Более того, чем больше верующий старается жить по правилам и предписаниям, какими бы возвышенными они ни были, тем больше он подавляет работу Святого Духа … Святость исходит только от Святого Духа. Святая жизнь выража­ется не в наших делах для Бога, а в Его делах через нас посредством Его Духа (курсив в оригинале).[4]

Затем он добавляет:

Разумеется, верующий должен изучать Библию, молиться, поклоняться, свидетельствовать и соблюдать определенные поведенческие нормы, которые неотделимы от верной христианской жизни, но духовность не измеряется час­тотой и интенсивностью таких занятий. Использование их как мерила духовно­сти ведет в ловушку легализма, в котором значение придается только внешне­му, видимому и измеримому с человеческой точки зрения. Жить только по за­кону — значит жить по плоти в самодовольстве и лицемерии, полагаясь на себя, и подавлять Духа, Который единственный способен производить дела истинной праведности. Святость исходит только от Святого Духа.[5]

Таким образом, мы видим, для Павла Божья благодать, вера и действие Духа Святого являются парадигмой для жизни верующего, а не только его отправным пунктом. Но это Павел объяснит в восьмой главе.

 

[1] Хотя, также, может говорить и о выводе (см. John D. Harvey, Romans. EGGNT [Nashville: B&H Academic, 2017], 142).

[2] Более детальный анализ взглядов на толкование ἔργων νόμου см. в Tomas R. Schreiner, Romans. BECNT (Grand Rapids: Baker, 2000), 170-174.

[3] C. E. B. Cranfield, A Critical and Exegetical Commentary on the Epistle to the Romans (Edinburgh: T & T Clark, 1980), 1:198.

[4] Джон Мак-Артур, Галатам, пер. с англ. Б. А. Скороходов (С.-Пб.: «Библия для всех», 2006) 141.

[5] Там же, 141.

Читайте наш блог: