fbpx

Апологетика в период Реформации

Часть 1

Краткий экскурс

Ситуация к этому времени сложилась так, что большинство жителей Европы были христианами, по крайней мере, номинальными.[1] Господствующей религией был римско-католицизм. Подавляющее большинство верило в то, во что верила церковь, поэтому особой нужды в защите веры перед неверующими не было. Однако возникла новая проблема – в среде римско-католицизма в течении тысячи лет появились такие учения, которые были чужды церкви Нового Завета и периода мужей апостольских. Среди них можно перечислить: власть папы, мариология – учение о деве Марии как «соискупительнице», месса, аллегорическое толкование Писания, чистилище, таинство исповеди, с которым была связана продажа индульгенций и многое другое.

Предшествовавший период был отмечен тем, что в богословской науке господствовала схоластика, главными представителями которой были: Фома Аквинский, Дунс Скотт и др. Схоластика, главным образом, делала упор на рациональное обоснование веры, основанное на философии Аристотеля. При этом, Писание не являлось единственным откровением от Бога, так как оно само нуждалось в обосновании разума. Реформаторы сильно критиковали такой подход к богословию, особенно Лютер и Кальвин.

Таким образом, в данный период полем боя апологетики стала сама церковь – христиане спорили между собой. Ключевые вопросы, которые стали обсуждаться, были: какую версию христианства следует считать подлинной? кто обладает высшим авторитетом и властью – папа или Библия? исказила ли римско-католическая церковь апостольское христианство, или нет? Кто может называться «царственным священством и народом святым» – все христиане, или только священники? И т.д.

Ключевые личности и их подход к апологетике

Мартин Лютер (1483-1546)

Мартин Лютер (1483-1546) не был известен как великий апологет. Он не написал ни одного апологетического труда в том смысле, в котором это мы понимаем сегодня. Однако его перу принадлежат такие работы, в которых он критиковал некоторые заблуждения римско-католического богословия и отстаивал библейские истины. Лютер был всецело предан Писанию. Для него Библия была главным и единственным источником богопознания.

Некоторые ошибочно полагают, что Лютер, выступая против «мертвой» схоластики, отвергал разум. Но это не так. Лютер заявлял, что разум есть та Богом данная способность, благодаря которой все люди отличаются от животных.[2] Поэтому разум – это сокровище, которое следует правильно применять. Но его больше тревожила мысль о том, что если разум человека превознести до небывалых высот, как это сделали схоласты, то тогда он заменит собой Благую Весть и обесценит действие Святого Духа. Эта идея сохраняется в Аугсбургском исповедании, где сказано, что никто не может быть оправдан на основании «собственного усилия или разумения».[3] Лютеранин Мартин Хемниц дополняет: «Разум сам по себе и на основе событий ничего не может установить относительно любви Бога к нам».[4]

Таким образом, если мы хотим правильно понимать то, как Лютер относился к разуму, нам следует рассматривать этот вопрос в соответствующем контексте. Во-первых, его, как могло показаться, уничиженное отношение к разуму, было вызвано тем, что некоторые люди утверждали возможность обретения спасения собственными усилиями, а не через заслуги Христа и подаваемую благодать от Бога. Лютер верил, что разум не может даровать спасение, его приносит Евангелие. Тем не менее, это не значит, что в апологетике мы не можем использовать разум. Во-вторых, реформатор верил в то, что искупительную любовь Бога нельзя выявить с помощью рассудка, так как мы нуждаемся в озаряющем действии Святого Духа. Поэтому, если учесть выше отмеченные причины, мы поймем, что Лютер, в целом, был не против разума. Более того, одним из его любимых наставников, которого он так сильно любил и под чьим влиянием находился, был Аврелий Августин, которого можно смело назвать богословом-философом.

Какой же позиции придерживался Лютер? Как мы уже отметили выше, он был всецело пленен Писанием. Теодор Мюллер объясняет:

Канонические Писания были для Лютера не только нормативным авторитетом для веры и жизни, но и причинным авторитетом: живое и действенное Слово Божье порождает веру и дела и производит в возрожденном верующем подлинное освящение. Иными словами, Лютер считал Писание действенным средством благодати; через Священное Писание Святой Дух рождает в людях веру и до конца хранит их в истинной вере.[5]

Итак, мы видим, Мартин Лютер был глубоко убежден в том, что только Дух Святой может произвести в человеке спасительную веру. Он верил, что Дух Божий не действует вне Писания, а только через Писание. Благодаря Слову Божьему Дух Святой зарождает в человеке семена веры, которые приводят к оправданию. По его мнению, разум относится к сфере мира природы, тогда как духовный мир – к сфере веры. Если разум, основанный на внешних доказательствах существования Бога, предшествует вере, то это приводит к гордости. В таком случает разум становится «блудницей дьявола». С другой стороны, если разум подчиняется Божьему Слову, он становится слугой веры.[6]

Такое же место разум занимал и в защите Писания. Еще раз важно уточнить, Лютер верил в то, что разум – это Божий дар, и он дан для человека, чтобы познавать истину. И с помощью разума, мы познаем Писание. Однако, сам по себе, он не может быть автономным и независимым источником богопознания. Его также недостаточно и в вопросе апологетики. Лютер писал: «В высшей степени прискорбно, что мы пытаемся своим разумом защитить Слово Божье, хотя Слово Божье – наша защита от всех врагов, как учит св. Павел».[7] В случае, если появлялись люди, которые сомневались в том, что через Писание говорит Дух Божий, Лютер отвечал: «Только скажите, и я покажу вам убедительные свидетельства из Писания. Если вы поверите – хорошо. Если нет – идите прочь».[8]

Итак, мы обнаруживаем, что Мартин Лютер провел четкую черту между разумом-судьей, и разумом-слугой. Разум-судья уверен в своей независимости и непогрешимости. Он определяет, что есть истина, а что есть ложь. Он ставит себя выше Писания и действий Святого Духа. Тогда как, разум-слуга подчиняется Евангелию и служит ему.

В следующем постинге мы поговорим о личности и служении Жана Кальвина. 

_____________________

[1] Линн Гарднер, Утверждение и обоснование христианской веры, 290.

[2] Гайслер, Энциклопедия христианской апологетики, 540.

[3] Аугсбургское вероисповедание, Артикул 2: О первородном грехе, http://www.reformed.org.ua/2/93/ (12.02.2019)

[4] Цитируется по Гайслер, Энциклопедия христианской апологетики, 540.

[5] Цитируется по Линн Гарднер, Утверждение и обоснование христианской веры, 290.

[6] Гарднер, Утверждение и обоснование, 291.

[7] Там же, 291.

[8] Там же.

Поделиться в facebook
Поделиться в twitter
Поделиться в google
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в telegram
Поделиться в whatsapp
Поделиться в email
Поделиться в print