fbpx

Апокалиптический жанр и пророчество. Часть вторая. Проблемы толкования апокалиптического жанра

Апокалиптический жанр и пророчество. Часть вторая. Проблемы толкования апокалиптического жанра

«Апокалиптичий жанр» представляет собой герменевтический вызов каждому толкователю.[1] Это связано с рядом трудностей в истолковании сложной символики используемой в этом жанре. Бэрнард Рамм заявляет, что апокалиптический язык является пророческим, историческим и символическим. Правила его интерпретации достаточно просты, однако сама интерпретация является сложным процессом.[2]

Не все исследователи Библии последовательно и честно применяют принципы герменевтики, когда дело касается апокалиптического жанра. Правильнее сказать, что герменевтика приобретает относительный характер и значительную роль начинает играть богословское предпонимание. Ральф Мартин говорит о том, что апокалиптическим писаниям присущ двойной ракурс. Сквозь исторические обстоятельства читатель должен разглядеть природу истинного противостояния Бога и зла во вселенной.[3]

Брюс Мецгер считает литературный жанр ключом к интерпретации книги Откровение. Он утверждает, что символизм книги был очень хорошо понятен её первоначальным читателям. Свои глубинные истины книга Откровение раскрывает тем, кто не забывает о следующих моментах. Во-первых, Апокалипсис Иоанна передаёт суть реальных видений. Во-вторых, ключ к пониманию некоторых символов можно понять путём сопоставления с пророческой символикой Ветхого Завета, таких книг как Даниила и Иезекииля. В-третьих, не следует пытаться вычитать особый смысл из каждой детали символической картины, но ориентироваться на воздействие сцены в целом.[4] Последнее заявление имеет определённую ценность, однако при таком подходе существует опасность устранить историческую значимость апокалиптических писаний. Доктор Томас подтверждает это, говоря о том, что для некоторых апокалиптический жанр в той или иной книге может служить основанием для интерпретации книги не в буквальном смысле.[5]

Книга Откровение, к примеру, имеет четыре основных подхода в интерпретации. Есть учёные, которые поддерживают все подходы. Ryken, после перечисления различных подходов к толкованию книги Откровение: претеристский, футуристский, идеалистский и непрерывный исторический пишет о том, что книга представляет собой сочетание всех из них.[6] Но при таком подходе каждый может найти в книге Откровение то, что подходит под его богословскую систему. Роберт Томас говорит о том, что попытки объединить два или более из указанных выше подходов в единую систему интерпретации без учета доминирования пророческого жанра создают герменевтическую путаницу.[7]

Поскольку одной из особенностей апокалиптики является использование символического языка необходимо обратить особое внимание на толкование символов. Апалиптические символы многочисленны, разнообразны и могут быть классифицированы как цифры, акты, имена, цифры и цвета.[8] Гари Осборн пишет о том, что задача толкователя определить переносное значение символа в широком контексте. Это значит, что подлинный смысл символа невозможно найти в нынешней обстановке.[9]Это здравый подход. Однако далее он добавляет следующие слова.

Символы призваны отвлечь читателя от самих событий и обратить его внимание на теологическое значение. Иными словами, читатель должен видеть руку Божию в будущем, но не обязан знать точную последовательность событий – то есть ему не дано описание того, что будет на самом деле происходить. Символы не настолько буквальные, чтобы в точности открыть нам, как Бог намерен осуществить свою цель.[10]

Почему он приходит к такому выводу непонятно. Складывается впечатление, что он не верит в буквальное исполнение того, что в Библии предсказывается с помощью символического языка. Но справедливо ли это, если учитывать, что такие книги как Откровение, которые наполнены разнообразной символикой, имеют явно пророческий характер? Сам Христос объявил Иоанну, что он должен записать то, что он видел, и что есть, и что будет после этого (Откр. 1:19). Эти слова ясно свидетельствуют о том, что в откровении для Иоанна речь будет идти о конкретных событиях земной истории и ближайший контекст отрывка, а также контекст всей Библии зачастую проливает свет на значение того или иного символа. Поэтому книгу Откровение и другие отрывки, которые причисляют к апокалиптическому жанру вполне можно понять.

Рональд Кук предлагает достаточно здравые принципы толкования пророческих текстов и такие книги как Откровение, он не ставит в стороне и говорит о том, что к её толкованию необходимо применять те же принципы.[11]

Цель экзегета состоит в интерпретации пророчества, а не провозглашении предсказаний. Не нужно спешить с заявлениями относительно деталей не исполнившегося пророчества. Истолкование пророчества должно включать в себя всю полноту библейского откровения. Изучать книгу Откровение без знания Ветхого Завета бесплодное занятие. Необходимо принимать во внимание символы и образные выражения. Нужно признавать, что в пророчествах есть много деталей, которые не вполне ясны. Провидец часто сам становиться частью видения. Необходимо сознавать различие между интерпретацией аллегорической части текста и аллегоризацией. Толкователь должен стараться трактовать пророчества в буквальном значении, если это только не приводит к абсурдным выводам. Нужно учитывать, что некоторые символы не имеют постоянного значения. Интерпретация пророчеств требует глубокого знания всей Библии.[12]

Рональд Кук верит в то, что Библия представляет собой отдельную библиотеку и что соображая духовное с духовным можно постигнуть смысл различных её книг. Поэтому не нужно толковать Писание при помощи ежедневных газет.[13] Речь о том, что не нужно толковать «апокалиптические отрывки» Библии в контексте современной ситуации, что делают некоторые проповедники, чтобы быть актуальными и интересными в современном обществе. Однако не следует впадать и в другую крайность, отрицая историческую ценность апокалиптических писаний, в том смысле, что они не предвещают конкретные события будущего.

 

Продолжение следует…

[1] Bruce Corley, Steve Lemke and Grant Lovejoy, Biblical Hermeneutics: A Comprehensive Introduction to Interpreting Scripture, 2nd ed. (Nashville,TN: Broadman & Holman, 2002), 28-29.

[2] Bernard Ramm, Protestant Biblical Interpretation, A Textbook of Hermeneutics for Conservative Protestants (Boston: «W. A. Wilde Company», 1956), 249.

[3] Ральф П. Мартин, «Разные подходы в новозаветнем экзегезисе», 282.

[4]Брюс Мецгер, Новый Завет: контекст, формирование, содержание, перевод с англ. Глеб Ястребов (Москва: Библейско-Богословский институт Св. Апостола Андрея, 2003), 288.

[5]Robert L. Thomas, Literary Genre and Hermeneutics of the Apocalypse, MSJ 2:1 (Spring 91), 91.

[6] Leland Ryken, Words of Life: A Literary Introduction to the New Testament (Baker Pub Group, 1987), 144–45.

[7]Robert L. Thomas, Literary Genre and Hermeneutics of the Apocalypse, MSJ 2:1 (Spring 91), 90.

[8]Milton S. Terry, Biblical Hermeneutics: A Treatise on the Interpretation of the Old and New Testaments (репринт. изд. 1885; Grand Rapids: Zondervan, 1947), 282-303.

[9] Осборн, 372.

[10] Там же, 372.

[11] Рональд Кук, Обзор истории и методов толкования Библии, перев. с англ. (Одесса: «Тюльпан», 2009), 164.

[12] Там же, 164-174.

[13] Там же, 164.

 

Читайте наш блог: